?

Log in

БЕКУРОВ

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Не секрет, что ежегодно ближе к сентябрю наблюдается дикая активизация сетевых ингушей. У них появляется вдохновение. Этот период для них как "болдинская осень" для Пушкина. Сотни постов в "ЖЖ", пестрые комментарии в разных там "фейсбуках", непонятно откуда и зачем появляются подзабытые богатыревы и базоркины. И, знаете, их так много этих богатыревых и базоркиных.
Причины понятны и, в целом, объясняются старой банальной русской поговоркой: "На воре и шапка горит". И каждый год вместо того, чтобы стыдливо опустить глаза, или, по-крайней мере, молчать, ингуши веб 2.0. создают очередные шедевры глупости или даже глупого отчаяния. Например сегодня я прочитал пост некого 23021944 о том, как хорошо, что МОК отберёт медаль у покойного осетинского борца.
Ничего не скажу написано в лучших традициях ингушского реализма. Основная характеристика этого литературного течения чем хуже про осетин, тем лучше. Если в Осетии беда, давайте будем над ними смеяться. Хорошее же прихватим себе, утащим ночью за аланские ворота.
В детстве во дворе мы играли в "буру". Резались в картишки сами с собой и никого не трогали. Ну и нас никто из взрослых не запаривал.
К чему я это?
В августе и сентябре ингуши играют в Буро. Сами с собой.
Давайте не будем им мешать...
* * *
Ехал сегодня в автобусе. Рядом сидели 7-летний пацан со своей мамой. Мама говорила нормально, а сын был глухонемым ну почти глухонемым, он читал по её губам, а сам еле-еле произносил какие-то слова и обрывки фраз, сопровождая разговор жестами.
Я уеду до вечера в город, а ты останешься с бабушкой. Хорошо? сказала мама.
С бабушкой? с обидой переспросил пацан.
С бабушкой. Будешь играть, смотреть телек. Купишь себе чипсы, мороженое, шоколад.
А ты когда вернёшься? Вечером?
Вечером, сказала мама.
Мальчишка, прикусив губу, посмотрел в окно, задумался о чем-то, а потом неожиданно спросил:
Ты голодная?
Ну немного, ответила мама. А что?
Я куплю ТЕБЕ чипсы, мороженое и шоколад.
Она обняла его, и они почти до Чёрной речки так и сидели, прижавшись друг к другу.
В переполненном автобусе никто и не заметил, как я вытирал мокрые глаза рукавом пиджака.
* * *
Пахло свежей рыбой. Или не свежей. Или свежей, но не рыбой. Но пахло так, как пахнет свежая рыба. По-крайней мере, так мне тогда казалось.
Я сидел на причале. Снял кеды, засучил брюки и, свесив ноги, сидел на краю. Солнце слепило глаза, но щуриться от него было по-летнему хорошо. Рядом качалась пришвартованная яхта, волны время от времени шлепали её по борту, и эти звуки так и остались легкомысленным саундтреком того лета.
Шел третий день каникул. Я, как обычно, проводил их в Геленджике. На причале, точнее, под ним мы с местными пацанами собирали мидии. Это был старый заброшенный причал недалеко от Толстого мыса. Иногда его использовали проплывающие мимо катера и яхты. А еще здесь «торчал» ржавый, но не сдавшийся прогулочный корабль «Левкой». Само его название казалось мне дико романтичным. Было в нем что-то от «лаванды». Когда-то «Левкой» был «флагманом» прогулочного флота. Каждые два часа с утра до вечера он уходил в открытое море с парой сотен отдыхающих. Мы пробирались на него бесплатно сам не знаю для чего.
Потом появились другие более современные, быстрые и комфортабельные корабли, и про «Левкой» незаметно забыли. Он тихо ржавел на отмели возле причала. Так обычно и бывает — корабли, особенно прогулочные, умирают молча. Им не о чем жалеть.
К вечеру Герман (так звали моего друга) набрал уже два ведра мидий. Черные и блестящие они сохли под уже уходящим за горизонт солнцем, пока мы разжигали костер. Не то, чтобы я очень любил эти мидии. С другой стороны, сказать, что мидии любили меня, тоже никак нельзя.
Герман как-то сказал, что, когда ешь мидии, кажется, будто жрешь море. Что ж, он — грек, ему виднее. Помню, как доходило до драк, когда пацаны-грузины и пацаны-греки спорили, кем были аргонавты — грузинами или греками. Вот медузой Горгоной почему-то никто не хвастал.
По мне так, нам был интересен скорее не продукт, а процесс его сбора. Мы соскребали мидии с полусгнивших балок, с камней под причалом, торчавших из воды, в конце концов, со ржавых дырявых бортов «Левкоя».
Руслан, тебе, как медиа-исследователю, необходимо глубже погрузиться в эмпирику, — сказал сегодня профессор Кагермазов.
Я кивнул, пошел дальше и вот о чем подумал. Что-то здесь не то. Произошла ошибка. Нелепая опечатка. Я, если честно, хотел быть исследователем мидий.
* * *
Редко читаю первую страницу «Северной Осетии». Если честно, я и другие страницы редко читаю. Но в сегодняшнем номере наткнулся на фантастический материал с глуповатым (без обид) заголовком «Союз писателей не посторонний». В нем рассказывается о том, как на заседание правления Союза писателей Осетии пришел в гости врио заместителя председателя республиканского правительства Леонид Кесельбренер. Я было подумал, что Кюхельбекер, но, слава богу, показалось.
Так вот, как пишет автор статьи, «состоялся плодотворный разговор». Не сомневаюсь в его плодотворности, тем более, что членами правления являются мудрейшие и талантливейшие писатели республики Гастан Агнаев, Сергей Хугаев, Борис Хозиев, Людмила Бигулова и Милуся Будаева. Вряд ли найдется в Осетии человек, который бы не был знаком с творчеством этих корифеев осетинской литературы. Я так перечитываю их произведения ни меньше раза в неделю.
В частности, на заседании обсуждался журнал «Дарьял». У Союза писателей Осетии есть к нему определенные претензии: видите ли, издание финансируется из республиканского бюджета, а произведений местных авторов в них крайне мало. У творческих деятелей (я сейчас не издеваюсь так в статье и написано) вызывает также недоумение, что в редколлегии журнала почти нет писателей. Если честно, странно, что их это удивляет мне кажется, что и в Союзе писателей почти нет писателей.
«Писательское сообщество обязанно влиять на редакционную политику литературных журналов». Нельзя не согласиться с этим тезисом. Вот только мне интересно вы это к чему? Писатель, если что, обязан писать. Причем, писать хорошо. Так вот, члены правления Союза писателей, займитесь-ка лучше вот этой своей непосредственной деятельностью. Пишите романы, повести, рассказы, стихи на любых языках этого мира, и, поверьте, этим вы принесете в разы большую пользу своему многострадального народу. Вдохновитесь хотя бы примером Коста. А редакционную политику оставьте тем, кто в этом разбирается. Ольга Тотрова не писатель? Знаете, у нас министрами обороны бывают не военные. И здравоохранением иногда руководят совсем не врачи.
К чему это я? Я не против того, что кто-то безумно желает редактировать «Дарьял». Если от этого он будет лучше ради бога. Но мне почему-то кажется, ничего хорошего из этого не выйдет не верю я в разговоры о «судьбе журнала и молодых авторов, пишущих на родном языке». Почему-то появляются они (разговоры) именно в те моменты, когда есть вариант что-то отобрать и испортить.
Но это уже, как говорится, другая история.
* * *
Вот живет такой человечек. Арсен Орыщенко. Человечек родился в Осетии и живет в Санкт-Петербурге. Человеку – 5 лет. Казалось бы, живет себе и живет – дай бог ему жить долго и счастливо. Но у Арсена – страшный диагноз. ДЦП. Смешанной формы.
В таких случаях обычно любят говорить: «Каждый ребенок имеет право на детство». Мне не нравится эта фраза. Кажется, честнее было бы сказать, что каждый ребенок имеет детство. Каждый.
И у Арсенчика есть детство. Свое детство. Не такое беззаботное конечно, как у других. Детство, заполненное бесконечными курсами реабилитации. Детство, которое проходит в мучительной, но по-хорошему светлой борьбе. За жизнь.
И я уверен - Арсен победит в этой борьбе. Он из Осетии. И у нас бороться значит побеждать. Никак иначе.
Я знаю, что многие из вас уже перечисляли деньги для этого офигительного мальчишки. Давайте попробуем еще.

Карта Сбербанка: 63900255 90095759 92
(Орыщенко Людмила Руслановна);

Номер «Мегафона»: 8921 896 92 98;

«Яндекс. Деньги»: 4100199016708.
* * *
* * *
Вот еще один Новый год.
Елки, мандарины, дебильные танцы-паровозики. Мужчины в белых рубашках и отутюженных брюках. Женщины в своих самых красивых платьях. С блестками на плечах. Или без.
Если 2015 год овцы и барана, то не вижу никакой разницы. Таким же был и 2014.
Честно, у Нового года нет никаких плюсов. Он как лыжи на балконе.
Только подумайте, во Вселенной существует как минимум 8 млрд. планет, похожих на Землю. И ближайшая к нам потенциально обитаемая планета находится на расстоянии 15 световых лет от Солнечной системы.
Представляете, ПЯТНАДЦАТЬ СВЕТОВЫХ лет. А мы тут визжим от еще одного унылого года. Как будто больше нечему радоваться.
Ничего он (этот новый год) не изменит.
Люди как умирали, так и будут умирать. И, как обычно, чаще самые хорошие.
И жить мы будем в той же стране. В стране, которая не лучше и не хуже других, но та же. И мы не изменимся. Разве что постареем немного и, наверняка, слегка потолстеем.
Но, конечно, мы будем праздновать. Праздновать, потому как Новый год это праздник. Праздник наших удач, ошибок, безумных поступков и нелепых решений. Именно так. "В мире, где за каждым охотится смерть, не бывает маленьких и больших решений".
С праздником, короче. С Новым годом.
* * *
Чем больше читаю экспертную аналитику и комментарии культового осетина Сергея Гуриева, тем больше он напоминает мне Капитана Очевидность.
Нет, ну честно, он конечно эффективный вузовский менеджер, фантастический лектор и, безусловно, уважаемый публичный человек, но вот понять, в чем заключается его прикладная польза и блестящий финансово-экономический background, у меня, ей богу, никак не получается.
Или я дурак такой, не знаю.
* * *
С удовольствием почитал "Новейшую историю осетинских пирогов" у Магаса Дедякова. Я давно предполагал, что с осетинскими пирогами что-то не то, и никак они не осетинские. Собственно, так оно и есть я верю этим отчаянным следопытам.
В целом, необходимо признать, у осетин нет НИЧЕГО своего. Такие уж мы расчетливые и коварные. Берем чужое, хапаем и называем своим.
Взять, например, рок-н-ролл. Это исконно аварское музыкальное направление. Адаптировано осетинами в 19 веке с тех пор, конечно, была утеряна уникальная аварская энергетика и национальная самобытность.
Или, опять же, книга. В черкесском эпосе символ счастья. В перевёрнутом виде книга достаточно долгое время служила удобным прибежищем  для странствующих менестрелей Домбая.
Кстати в Чечне "менестрелями" называли самоубийц. Еще до инквизиции.
Я уж не говорю о еде. Про пироги вы знаете, но мало кому известно, что болгарский перец это балкарский перец, а бифштекс (настоящий домашний осетинский бифштекс) придумали еще в Древней Элисте.
Осетины без ума от "Нарзана". Однако "Нарзан" традиционный напиток жителей Назрани. Название было немного извращенно в 3 веке до нашей эры. До сих пор продается в бутылках из зеленого стекла, что является еще одним доказательством ингушского происхождения этой воды.
Горы, наши фантастические горы, как известно, придумали в Гори. Ежевику, инжир и пиво "Жигулевское" в Кабарде.
Честно, это проверенные факты. Кавказ рулит.
И только осетины, расчетливые и коварные осетины, живут кое-как, воруют и тихо плачут ничего своего. НИЧЕГО.
* * *
Шел домой сейчас и рядом плелись девочка и мальчик. Возвращались со школы и болтали. И было в их диалоге что-то честное и дико душевное.
Блин, как мне нравится Андрей! Он такой милый! сказала девочка.
Мальчишка рассказывал ей о своем друге Андрее.
Андрей? Конечно, он хороший. Ты ему тоже нравишься.
Серьезно? Ух ты! Мне кажется, он даже не смеялся, когда я была с усами из молока! Вы-то ржали как бешеные!
Он тоже смеялся, сказал мальчик, пнул ногой карягу на дороге и добавил:
Я не смеялся.
* * *
Страшно хочется знать, как это смотреть на жизнь прагматично? Во-первых, я, если честно, не знаю, как в целом смотреть на жизнь.
Нет, серьезно, я, например, знаю, как смотреть на людей, вещи, море и разные-такие штуки. Я даже более-менее представляю себе вариант созерцания закатов, радуг и гигантских торнадо, но вот хоть убейте меня, КАК смотреть на ЖИЗНЬ? Тем более, не тупо смотреть, а еще и прагматично.
То есть, существует некий предмет под названием Жизнь, ибо если нет такого предмета или явления, то какого черта меня заставляют на это смотреть?
Смотреть на жизнь как пялиться в ничто. Пялиться и думать, что смотришь на что-то действительно необходимое. Жизнь как плохой фильм, за который ты уже заплатил. Некуда деваться досматривай уж до конца. Внушить самому себе, что фильмец не так уж и плох в этом наверное и есть некая прагматика.
Так и сидим: с попкорном, газированными напитками и наивной надеждой на то, что дальше ближе к концу будет лучше и интересней.
* * *
* * *

Previous