БЕКУРОВ (ruslanbekurov) wrote,
БЕКУРОВ
ruslanbekurov

Categories:

Группы "Коста Хетагуров" больше нет...

Группа "Коста Хетагуров" заканчивает свое существование. Ну а одну из "новелл" я вешаю здесь. Как-то жалко выкидывать...

Коста. Эпизод 1.
Коста проснулся достаточно поздно. Хлебнув немного ледяного вчерашнего кофе, он оделся и пошел на вокзал. Большой осетинский поэт и мыслитель должен был ехать на похороны в село Нар. Кто умер он не знал, да и поздно уже знать – умер человек. А какая разница для Коста Хетагурова кто он и как его фамилия? Коста Хетагуров – защитник слабых и бедных. А мертвый человек он – слабый и бедный. Вчера позвонили и сказали – надо ехать. Он и поехал...
На улице он едва не сбил с ног маленького мальчика в футболке Рональдо.
-Чей сын ты? – спросил Коста.
-Пошел в ж.пу, - ответил карапуз.
И тут Коста увидел горы. «О Боже, горы…», - подумал певец униженных и оскорбленных. «Как не рыдать, мои горы, над вами! Лучше б золою я вас увидал!»
-Пошел в ж.пу, - сказали горы.
Тут надо отметить, что горы в Осетии – это не то, что горы в каких-нибудь Альпах. В Осетии – уникальные горы. Они говорят. И с детства мы слышим от них миллионы историй, которые позже спасают наши безнадежные сердца… В Осетии – пьющие горы. Выпить с горой – особая честь для каждого уважающего себя осетина…
На вокзале ждал автобус, и в нем было тепло и уютно. В основном на похороны ехали старые люди, но, тем не менее, они узнали Коста. Это и понятно – он же большой осетинский поэт и мыслитель. В прошлом году поступал в Северо-Осетинский Университет имени Себя. Не прошел по баллам. Стихи давно не писал, и когда какая-то старушка умоляла прочитать что-нибудь из новенького, он тупо отмазывался – свои вещи не читаю. Безусловно, мыслил он много и часто, особенно когда выпивал, но записывать не хотел – в компьютерах разбирался плохо, а бумага надоела. Но читать Коста любил. Особенно учебник осетинской литературы. Удивлялся по поводу своей биографии и с любопытством перечитывал «Я счастия не знал…». Когда в прошлом году ему не дали напиться на конференции «Коста и велосипедный спорт», он прыгнул на стол и начал декламировать это стихотворение. Это и было счастье. Но он его не знал…
-Приехали, - сказал водитель, и Коста проснулся.
«Господи, Нар, - подумал Коста: Когда говорят, что мы родом из детства, я не согласен. Я родом из Нара. Здесь мой музей и лучшая в мире арака…».
Коста шел туда, куда направлялись остальные, ибо не знал в каком доме хоронят. Когда показались открытые двери и скопление людей, Коста заплакал. Так положено на осетинских похоронах – плакать, потом подойти к родственникам, выразить им соболезнование, отдать деньги мальчику с кейсом и сесть за стол во дворе, чтобы, как обычно есть и пить. Потом, когда время уезжать, тебе насунут кусок холодного пирога, мясо, жирный лимонад и парочку конфет «Театральные». Так положено и это неплохо…
Большой осетинский поэт и мыслитель плакал, но позже уже ближе к дому он заметил - что-то не то. Он плакал один. Люди смотрели на него с уважением, но некоторым удивлением. И тут Коста понял. Понял, что снова облажался. В семье Шашлыковых родился сын. И был кувд…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments