Нытье о нытье

Сегодня задумался о своем нытье. И не только о своем. Но свое нытье как-то больше волнует. Ну, не то, чтобы волнует, но дико раздражает, и никуда от этого не сбежать. Нытье как алкоголь. Пробуешь первый раз – думаешь, какая гадость. А потом уже и жить без нытья не получается. И, казалось бы, ну его на фиг, но проходит секунда-вторая, и ты сдаешься. И даже не потому что нытье комфортно, хотя и из-за этого тоже. В детстве мы играли в догонялки. Не было ни паник, ни трагедий – мы знали, что в любой момент есть вариант спрятаться в «домике», чем, собственно, частенько и пользовались. Так вот, нытье – это «домик» для взрослых. Оно, хотим мы этого или нет, спасает от суеты, проблем и других нехороших вещей. Причем нет никакой разницы – ноешь ли ты перед самим собой, плачешься ли в плечо другу или же разбрасываешься «вселенской грустью» в социальных сетях и никчемных блогах. Эффект будет одинаковым. Тебя будут жалеть, друзья пригласят выпить, а девушки найдут в твоей «странной меланхолии» что-то такое, чего не находят в других. Точно, так и бывает. И ты разыгрываешь эту карту с нескрываемым удовольствием, потому как знаешь – люди «хавают». Нытье дает иллюзию уникальности. Со временем это трансформируется в навязчивую привычку. И даже, когда тебе хорошо, и дни проходят на комфортной волне, и есть с кем (и с чем) быть счастливым и беззаботным, ты почему-то снова и снова достаешь из кармана беспроигрышную сыворотку тоски, чтобы опять утонуть в слезах и соплях своего пижонского нытья.
Так получается, быть счастливым – не модно. Отвечать на вопрос «как ты?» чем-то типа «знаешь, старик, мне осейчас хорошо» – дурной тон. Причем плачутся обычно люди, у которых и проблем-то никаких не имеется. И, наоборот.
Наверное, нет ничего плохого в нытье. Но сейчас я пишу не об этом. Где эта грань, разделяющая настоящее нытье от придуманного? Почему мы по инерции ноем даже тогда, когда нам хорошо? Появится ли когда-нибудь генерация людей, для которых грусть, пессимизм и нытье будут не более чем смешными рудиментами, которые оставили им их нелепые предки?
Но, если честно, так и тянет уйти из очередных «догонялок» в тихий «домик» с уютным камином, в котором никогда не тлеют угли романтичной хандры.

Специфический осетинский юмор

Давно собирался написать здесь о Музее жертв преступлений США и НАТО во Владикавказе. Позже интерес пропал, и, тем более, об этом достаточно хорошо написал Алан Цхурбаев. Но сегодня есть свободное время, и я, пожалуй, выскажу и свою, наверное, субъективную точку зрения. Вещь в том, что мне казалось, будто вся эта ерунда с музеем – не более чем неудачная шутка. А потом увидел "информашку" о нем в новостной ленте одного из российских агенств. Позже наткнулся на материал о музее в европейском источнике. Ну и через пару дней после этого мне позвонил знакомый журналист из Германии. Он хотел от меня комментария по той же фигне.
– Слушай, вы там что отупели в конец - шуток не понимаете? – довольный собой сказал ему я.
– У вас, осетин, конечно, специфическое чувство юмора, – ответил он.
Тогда мне показалось, что это был комплимент.
И тут я снова возвращаюсь к своей любимой теме имиджа нашей маленькой любимой республики. У нас в Осетии, конечно, очень харизматичный президент. И говорит он, будучи харизматичным президентом, интересно, непредсказуемо и, наверное, о том, о чем думает. И меня, безусловно, впечатляют его тирады о звездно-поласатых злодеях и женщинах-ведьмах. Я почти проникся его болью по отношению к жертвам преступлений подлых американцев и их приспешников, но вот есть одно "но". Это "но" крутится вокруг одного банального вопроса. Вы это для чего придумали? Есть еще другой, как мне кажется, полуриторический вопросик. Вам что больше нечем заняться – люди накормлены, посевная закончилась, преступность уничтожена, в конце концов, башня построена?
Как-то в Риге я забрел в Музей Оккупации. В нем собраны экспонаты, рассказывающие о разных периодах оккупации этой прибалтийской страны. Очевидно, что большая часть экспозиций "чешет" о советских "захватчиках". Причем "оккупацией" обзывается даже то время, когда Латвия банально была республикой в составе СССР. Я незаметно подслушивал гида-латыша, который с циничным драмматизмом описывал именно этот "ужасный" период их истории для группы американских пенсионеров.
– Послушайте-ка, вы так много рассказываете о русских, а где история о фашистах? – спросил у гида старичок в бейсболке.
Гид улыбнулся и ответил:
– Конечно, и фашисты вели себя плохо. Но это была такая... неагрессивная оккупация. А вот русские... Пройдемьте-ка к следующему стенду!
– Но русские же, черт возьми, освободили вас от этих ублюдков. И потом, откуда у вас заводы и фабрики? – не унимался старик.
– Вы правы, это советские заводы и фабрики. Но посмотрите, какие они ужасные! – нервно хихикнул гид.
– А где же прекрасные немецкие заводы и фабрики? – продолжал пенсионер. – Знаете, что я вам скажу. Я – еврей, и я знаю, кто и зачем был плохой на той войне. Это не Музей Оккупации. Это – Музей Зла. И вы в нем (тут он указал пальцем на гида) – основной экспонат.
Я это к тому, что последние тенденции эмоционального патриотизма, которым прониклось большинство моих друзей, и, кажется, вот-вот проникнусь и я, не то, чтобы дико раздражают, но определенно ведут нас куда-то не туда. И, к тому же, по подозрительно ровной кем-то тщательно протоптанной тропинке. Нам подсовывают мифических злодеев взамен реальных. Сейчас – идиотский музей, завтра – тупые книжки и никчемное кино. Послезавтра – отредактированная история. Мы и не заметим, как следующее поколение будет искренне верить в то, что Селинджер был редкостным мудаком, Курт Кобейн срал на карту России, а футбольную "Аланию" прое.али из-за американцев. Ровно та же фигня происходит уже сейчас у украинцев по отношению к русским.

Но я продолжаю надеяться на то, что это лишь специфический осетинский юмор. И больше ничего.
 

Жирафы

Запутавшись в этих олимпиадах и датских жирафах, я, как ни странно, сформулировал для себя основную причину нашей нелепости. Давно думал, ну почему мы такие серьезные, обидчивые и скованные? И вот приполз к такой штуке. Мы до сих пор уверенны, что живем в супер-стране. В империи с особыми традициями, некой исключительной миссией, уникальной ментальностью и чем-то там еще. Нас пичкают этим, как ни странно, даже либералы и типа бунтари. Между тем, надеюсь, когда-нибудь мы наконец почувствуем одну очень даже неплохую вещь – мы такие же, как другие. Ни лучше, ни хуже. Так получилось – у нас большая страна. Ну и что? А если представить, что Россия не больше, например, Мальты? И нет у нас никакой миссии. И обид никаких нет. И злости. И история – лишь история. И даже ракет ядерных нет, потому как глупо хвастать ядерными ракетами.
Я уже вижу такую пусть даже не идеальную, но, по-крайней мере, уютную маленькую большую страну. В которой спортсмены не боятся проигрывать. В которой женщины улыбаются незнакомцам. В которой мужчины не заправляют обвислые животы в узкие плавки. На пляжах дальнего и ближнего зарубежья.
Эй богу, с эрой "самости", "тагила", "боско", золотых куполов и богатейших традиций пора заканчивать. Не очень хочется оставаться датским жирафом в мужском одиночном.

Короли подлости

Иногда (и даже очень часто) бывает полезно узнать, что думают о нас, так сказать, со стороны. Понятно, хотим мы этого или нет, но осетины часто идеализируют себя и свою нацию.Между тем, каждый день узнаешь много нового.
Вот сегодня оказалось, что мы – подлецы. Такой вывод был сформулирован неким "Аланом", который активно полемизирует с остальными комментаторами блога на "15 Регионе". Причем его не менее активно поддерживает другой беспечный персонаж под ником "Сергей". То есть, существует вполне себе симпатичная картинка, в которой тезис Алана подтверждается другим пользователем, так как у него также был некий личный опыт общения с осетинами. Казалось бы, не к чему придраться, и мы, будучи королями подлости, сидим в стороне и буквально таем от стыда. Но...
Если вы внимательно (или даже не внимательно) посмотрите на алгоритм переписки, то конечно же увидите странные совпадения – у "Алана" и "Сергея" одна и та же почта. Более того, у наших героев идентичные IP-адреса.
Не планирую фигачить из данного факта какие-то выводы. Лень, если честно. К тому же, к чему суетиться нам, королям подлости? Ибо, как мудро заметил "Сергей":
– Вот тут я поДностью согласен с Аланом.
15 region

Солнечные аланы

С бесконечным удовольствием читаю материалы некого tamersona. Вот и вчера он опубликовал увлекательный пост, который порадовал меня не только своей уникальностью и безупречным стилем, но еще и какой-то что ли затаенной грустью между строк. Блестящий автор, как мне кажется. Я читал и плакал – так откровенно и честно писать об осетинах в состоянии лишь талантливый ингуш. Ну и Лермонтов, наверное, еще.
Хотя я не об этом. Когда-то у меня был пост, в котором предлагались новые (нераскрытые) причины ненавидеть Осетию и осетин. Так вот, tamerson и другие друзья-«осетинофобы», давайте-ка освежим и разнообразим арсенал Ваших «наездов» и «притязаний». Будьте как-то менее предсказуемы в своих, не сомневаюсь, искренних оценках, комментариях и замечаниях в адрес моей любимой географической территории.
Итак, еще раз напоминаю Вам:

7 свежих причин ненавидеть Осетию и осетин

1.Предки осетин – воланы.
2.Знаете как осетины называют хычины? «Фыдчины».
3.ФК «Алания» – оружие дьявола.
4.Имя «Алан» – производное от слов «алкоголик» и «анашист».
5.Одиннадцатого сентября 2001 года в нью-йоркских башнях-близнецах не было ни одного осетина. Что, определенно, вызывает подозрения.
6.Осетины играют на балалайках.
7.Расставаясь, осетины никогда не пожимают друг другу руки.

И еще. В одном из комментариев прочитал умилительную фразу: "Осетины называют ингушей "солнечными аланами". Но стесняются в этом признаваться". Конечно, со мной часто такое бывает – вижу в метро ингуша и говорю ему:
– Салам, солнечный алан!
И потом добавляю:
– Только, пожалуйста, не рассказывай никому. Неудобно как-то...

Музыкальный киоск

Не знаю почему, но мне "роллинги" еще с детства не нравились. Повторюсь, не знаю почему.
А тут еще такая история. В 1965 году The Rolling Stones предложили Andrew Oldham Orchestra аранжировать песню The Last Time. Собственно, совсем не похожую на первоисточник версию Andrew Oldham Orchestra и взяли уже в 1997 году The Verve для своей Bitter Sweet Symphony. Но почему-то именно The Rolling Stones разрешили Ричарду Эшкрофту использовать эту тему, получая при этом 100% от продаж песни. Ну а в 1999 году в одном из интервью Кит Ричардс сказал, что не заморачивается по таким мелочам. Я же говорил - мудаки, эти ваши "роллинги".

Воскресенья и понедельники

Воскресенье, и я снова дрожащими от волнения пальцами вешаю на холодильник стикер с клятвой изменить жизнь с понедельника. Со мной такое периодически происходит. Если честно, каждое воскресенье. Каждое воскресенье каждой долбанной недели этой монотонной жизни, в которой даже неожиданные вещи трансформируются в рутину. Я сижу на диване, обхватив руками бесполезную в таких случаях голову, и говорю себе:
Ну хватит, дружище, с завтрашнего дня будь-ка другим!
А каким "другим" так и не получается сформулировать. Решаешь не пить, а потом понимаешь, что алкоголь еще хоть как-то спасает. Пытаешься быть молчаливым и много писать, а выходит с точностью до наоборот бесконечно треплешься о ерунде и ни фига не создаешь. Страшно хочешь бросить курить или, например, грызть ногти, но срываешься после первого же стресса. Кто-то скажет слабый характер или отсутствие воли. Наверное и так, но существует же вот эта вот беспроигрышная формула "если очень хочется, то...". Мне же действительно безумно хочется быть другим. Есть оно, дикое желание, которое по идее определенно толкает на решительные поступки. Вот только получается, что одного желания не очень и хватает. Или даже так есть конкретное желание, но оно, как назло, сталкивается с другим противоположными и наверное не менее желательными желаниями. И эта битва бесконечна.
Или тонны обстоятельств и обязательств, которые выпрыгивают на тебя из-за угла. Они же топят нашу жизнь гигантскими гирями. Нет смысла планировать следующий день утро подкинет новые проблемы. Не замечали, что иногда и даже очень часто появляется чувство, будто тебя незаметно втянули в игру под названием "Найди себя среди мудаков". И ты ищешь себя долго и с надеждой, отбрасывая мудацкие варианты, а потом в холодном поту понимаешь, ты такой же мудак, как и они. Поэтому-то и не находишь себя. Ты-то ищешь что-то реально хорошее и честное то, каким видишь (хочешь видеть) себя в своей черепной коробке. А потом бац и оказывается, что нет ничего уникального в твоем среднестатистическом существовании. Получается, не там искал.
С детства ненавидел воскресенья. И до смерти буду любить понедельники. Они дают надежду, которую не жалко терять.

Спутники любви

Лу Рид когда-то написал песню "Спутник любви". Хорошая песня, но бывают дни, когда я задаю себе один дурацкий-предурацкий вопрос. А где они, эти спутники? Ну честно в каком-таком космосе обитают? Над чьими головами летают? И где блестят на солнце их алюминиевые антенны?
По логике Лу Рида, если ты влюблен, то там, за облаками, даже нет, не за облаками, а в стратосфере медленно проплывает ТВОЙ спутник. То есть, это именно он подает тебе сигналы любви, и именно от него исходят флюиды, как их там, желаний. Но вот, черт возьми, я влюблялся и не раз, и сердце мое прыгало туда-сюда, и в голове вертелись разные грязные, но романтичные идейки, а спутников я так и не видел. Часами пялился в небо. Видел луноходы похоти, летающие тарелки секса, звездолеты надежды и орбитальные станции разочарований. Но ни разу спутники любви.
Однажды влюбился в девушку-астронома. Переспал с ней в обсерватории мои трусы висели на ее телескопе. Опять же никаких спутников любви.
Грустно, что уже и Лу Рида об этом не спросишь.

Подшипники

Когда не спится, обрывками пробегает детство. Как играли в "банку", как резались в "квадрат". Голы головой, пяточкой, в "очко". А еще головой и в "очко". Вода из крана. Рогатки из алюминиевых проводов с белой пластиковой кожей. Венгерки из трусов, жгут из маминой "аптечки". Дебильная игра "Стоп, Каликало". Кто он был, этот Каликало? Если родится сын, назову его Каликало. Каликало Бекуров. Эй, привет, Каликало! Вода из крана. Кукурузные палочки в сахаре. Зажигалка на кедах из фильтра. Шалаш в палисаднике. Черные от тутовника и ореха губы. Вода из крана. Добыча свинца из старых аккумуляторов. Кукурузники и парашютисты над домом. Мам, я до Чулочной и обратно! Вода из крана. Арбалеты и самострелы. Вкладыши от жвачек. Резиновые индейцы. Постеры футбольных команд из журналов "Стадион" и "Старт". Даю два Гондураса, один "Ноттингем Форест" и три "Спартака-Трнава" за тбилисское "Динамо"! Вода из крана. Полоса препятствий в общевойсковом. Ледяной квас из бочки на Калинина. Трутики. Искусственный лед. "Спорттовары". Ниппель. ПОДШИПНИКИ.
И на "подшипниках" я засыпаю.

Я - к стенке. Она – к окну

Ночью мы спали, отвернувшись друг от друга. Я к стенке. А она к окну. Ей дарили космическое тепло безумные звезды и Луна. А я дышал прошлогодними обоями.
Время от времени я пихал ей локтем по ребрам. Не со зла так, чтобы не очень и расслаблялась. В такие моменты она поворачивалась в мою сторону и спрашивала:
Что?
Ничего, отвечал ей я, и мы продолжали валяться в позе скучающих друга от друга людей.
Я тебя разочаровал? сказал я так, будто мне это было страшно интересно.
Ну типа того. Я не очень понимаю твою гражданскую позицию. Неужели тебе действительно плевать на то, что происходит в ТВОЕЙ, черт возьми, стране?
Бляяя...
Хватит прятаться под маской безразличия! Ты же не такой!
То есть, если б я сокрушенно сидел на краю вот этой вот долбанной кровати, нервно курил и бесконечно размышлял о судьбе страны, это было бы офигеть как сексуально?
Не утрируй, пожалуйста. Ты знаешь, что я имею ввиду. Моим друзьям, кстати, не безразлично наше будущее. В том числе и твое.
Что мое?
Будущее твое, тупица!
Напиши-ка им... Не хочу, чтобы их волновало МОЕ будущее. Пусть вычеркнут из своей гражданской концепции этот вот маленький пунктик. Я как-нибудь и без них разберусь.
Она хмыкнула, оттолкнула мою руку и резко отвернулась. Я посмотрел на часы. Часы посмотрели на меня.
Время идет, сказали часы.А ты как был дураком, так и остался.
Я лежал, смотрел в потолок и думал о пиратах Карибского моря жуликах и ворах тех диких времен, когда девушкам нравились плохие мужчины. Без гражданской позиции. И с масками безразличия на подлых небритых лицах.