Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Чипсы, мороженое и шоколад

Ехал сегодня в автобусе. Рядом сидели 7-летний пацан со своей мамой. Мама говорила нормально, а сын был глухонемым ну почти глухонемым, он читал по её губам, а сам еле-еле произносил какие-то слова и обрывки фраз, сопровождая разговор жестами.
Я уеду до вечера в город, а ты останешься с бабушкой. Хорошо? сказала мама.
С бабушкой? с обидой переспросил пацан.
С бабушкой. Будешь играть, смотреть телек. Купишь себе чипсы, мороженое, шоколад.
А ты когда вернёшься? Вечером?
Вечером, сказала мама.
Мальчишка, прикусив губу, посмотрел в окно, задумался о чем-то, а потом неожиданно спросил:
Ты голодная?
Ну немного, ответила мама. А что?
Я куплю ТЕБЕ чипсы, мороженое и шоколад.
Она обняла его, и они почти до Чёрной речки так и сидели, прижавшись друг к другу.
В переполненном автобусе никто и не заметил, как я вытирал мокрые глаза рукавом пиджака.

Медиа и мидии

Пахло свежей рыбой. Или не свежей. Или свежей, но не рыбой. Но пахло так, как пахнет свежая рыба. По-крайней мере, так мне тогда казалось.
Я сидел на причале. Снял кеды, засучил брюки и, свесив ноги, сидел на краю. Солнце слепило глаза, но щуриться от него было по-летнему хорошо. Рядом качалась пришвартованная яхта, волны время от времени шлепали её по борту, и эти звуки так и остались легкомысленным саундтреком того лета.
Шел третий день каникул. Я, как обычно, проводил их в Геленджике. На причале, точнее, под ним мы с местными пацанами собирали мидии. Это был старый заброшенный причал недалеко от Толстого мыса. Иногда его использовали проплывающие мимо катера и яхты. А еще здесь «торчал» ржавый, но не сдавшийся прогулочный корабль «Левкой». Само его название казалось мне дико романтичным. Было в нем что-то от «лаванды». Когда-то «Левкой» был «флагманом» прогулочного флота. Каждые два часа с утра до вечера он уходил в открытое море с парой сотен отдыхающих. Мы пробирались на него бесплатно сам не знаю для чего.
Потом появились другие более современные, быстрые и комфортабельные корабли, и про «Левкой» незаметно забыли. Он тихо ржавел на отмели возле причала. Так обычно и бывает — корабли, особенно прогулочные, умирают молча. Им не о чем жалеть.
К вечеру Герман (так звали моего друга) набрал уже два ведра мидий. Черные и блестящие они сохли под уже уходящим за горизонт солнцем, пока мы разжигали костер. Не то, чтобы я очень любил эти мидии. С другой стороны, сказать, что мидии любили меня, тоже никак нельзя.
Герман как-то сказал, что, когда ешь мидии, кажется, будто жрешь море. Что ж, он — грек, ему виднее. Помню, как доходило до драк, когда пацаны-грузины и пацаны-греки спорили, кем были аргонавты — грузинами или греками. Вот медузой Горгоной почему-то никто не хвастал.
По мне так, нам был интересен скорее не продукт, а процесс его сбора. Мы соскребали мидии с полусгнивших балок, с камней под причалом, торчавших из воды, в конце концов, со ржавых дырявых бортов «Левкоя».
Руслан, тебе, как медиа-исследователю, необходимо глубже погрузиться в эмпирику, — сказал сегодня профессор Кагермазов.
Я кивнул, пошел дальше и вот о чем подумал. Что-то здесь не то. Произошла ошибка. Нелепая опечатка. Я, если честно, хотел быть исследователем мидий.

Ничего своего

С удовольствием почитал "Новейшую историю осетинских пирогов" у Магаса Дедякова. Я давно предполагал, что с осетинскими пирогами что-то не то, и никак они не осетинские. Собственно, так оно и есть я верю этим отчаянным следопытам.
В целом, необходимо признать, у осетин нет НИЧЕГО своего. Такие уж мы расчетливые и коварные. Берем чужое, хапаем и называем своим.
Взять, например, рок-н-ролл. Это исконно аварское музыкальное направление. Адаптировано осетинами в 19 веке с тех пор, конечно, была утеряна уникальная аварская энергетика и национальная самобытность.
Или, опять же, книга. В черкесском эпосе символ счастья. В перевёрнутом виде книга достаточно долгое время служила удобным прибежищем  для странствующих менестрелей Домбая.
Кстати в Чечне "менестрелями" называли самоубийц. Еще до инквизиции.
Я уж не говорю о еде. Про пироги вы знаете, но мало кому известно, что болгарский перец это балкарский перец, а бифштекс (настоящий домашний осетинский бифштекс) придумали еще в Древней Элисте.
Осетины без ума от "Нарзана". Однако "Нарзан" традиционный напиток жителей Назрани. Название было немного извращенно в 3 веке до нашей эры. До сих пор продается в бутылках из зеленого стекла, что является еще одним доказательством ингушского происхождения этой воды.
Горы, наши фантастические горы, как известно, придумали в Гори. Ежевику, инжир и пиво "Жигулевское" в Кабарде.
Честно, это проверенные факты. Кавказ рулит.
И только осетины, расчетливые и коварные осетины, живут кое-как, воруют и тихо плачут ничего своего. НИЧЕГО.

Вечер осетино-финской дружбы. Часть 2

30 июня я неожиданно вспомнил об Азамате. Будучи аспирантом факультета журналистики, он обладал фантастической способностью подписываться на любые сомнительные штуки. Потому что банально стеснялся отказываться. Кроме того, худой и пластичный Азамка достаточно органично вписывался в мой "концепт" этого вечера. А "концепт" был следующий. Понятно, что без Заура возникает проблема с танцами. Но есть арака и пироги. Есть неуклюжий я и стеснительный Азамат. Есть Сос, в конце концов. Я понял, что в первую очередь следует напоить гостей вечера, а уж потом показывать им танец. Идея, конечно, рискованная - существует вероятность того, что люди не пьют. Но с финнами такая вероятность практически равна нулю, а потому...
Вечером 1 июля я, Азамат и Сос вползли в 7комнатную квартиру вице-консула. У нас было 7 пирогов, 2 графина араки и белая "волосатая" папаха. В зале для приемов накрыли стол с финской традиционной едой и напитками, два официанта наливали шампанское в бокалы, из динамиков доносились мелодии Сибелиуса. Над потолком, словно новогодние гирлянды, вперемешку были развешаны флаги Финляндии и Осетии. Нас встретила Ханна в вечернем платье. Затем она познакомила нас с послом, его женой и их дочерью с волшебным именем Марта. Я предложил выпить традиционного осетинского зелья. Гости согласились, и мы пили араку из бокалов для шампанского. Посол много рассказывал о том, как он любит Кавказ. Мы удовлетворенно кивали и пялились на Марту. Она пила "минералку". "Сколько ты еще здесь?" - спросил я ее. "Ну, мама с папой завтра возвращаются в Москву, а я еще пару дней погуляю", - ответила она. "Как насчет того, чтобы завтра попить где-нибудь?" - сказал Азамат. "Свидание?" - улыбнулась она. "Ладно, назовем это "свиданием", - сказал Азамат. "Я позвоню. Но только тому, кто лучше станцует сегодня, - сказала Марта: Ханна, говорила, что танец в крови у осетин"...
Когда пришло время танцевать, мы с Азаматом вышли в коридор. Хореография заключалась в том, что Сос включает "Симд", и Азамат плавно на носках как бы "выплывает" из коридора. Далее он совершает несколько кругов, и Сос переключает плеер на динамичный "Танец с кинжалами". И тут выпрыгиваю я. Дальше - импровизация... 
Что-то случилось с плеером. Сос нажимал на "Плэй", Азамат "выплывал", но через пару секунд музыка вырубалась. Азамат "заплывал" назад. Так повторялось несколько раз. Наконец, Сос додумался фиксировать "Плэй" канцелярской скрепкой и сказочное осетинское шоу стартовало. Азамат был фантастичен. Медленно и даже как-то вальяжно он "нарезал" круги в центре зала, его глаза под лохматой папахой выражали, как мне тогда казалось, необъяснимую для скучных европейцев осетинскую ментальность. Его поза напоминала мне аланского лучника, натягивающего тетиву...
Когда Сос переключил свою "шарманку" на динамичный трек, я в широком прыжке вылетел в зал. Это был первый и, надеюсь, последний танец в моей жизни...
Между тем, Азамата уже понесло. Его руки как крылья орла ежесекундно задевали мой нос, тумбочку в углу зала и фарфоровую вазу с цветами. В сущности, у него неплохо получались лишь 2 элемента. Плавное скольжение с расправленными конечностями и динамичная "ковырялка". Однако, Азамат придумал, как мне казалось тогда, тысячи вариаций этих банальных телодвижений. А потому выглядело это, как некий осмысленный хореографический номер, который символизировал историю осетинского народа. Экспрессивность танца выражалась в изменении мимики - от грустного влюбленного Пьеро до потного профессора Хачикяна в красной рубашке. Моя роль заключалась в том, чтобы на контрасте с пластичным Азамкой, финны увидели и первобытную составляющую нашей истории. По крайней мере, наверное, в этом и была наша идея. Я хаотично вертелся вокруг Азамата, представляя себя то красавицей-горянкой, то ревнивым абреком. В моей голове мелькали кадры из "Фатимы" и "Волшебной папахи", а руки и ноги совершали невообразимые до абсурдности движения, которые не имели никакого отношения к танцам народов Кавказа. Сос с CD-плеером на коленях следил за реакцией аудитории. Ханна восхищенно наблюдала за Азаматом, ловила каждый его взгляд, а когда он совершил свой фирменный разворот на 332 градуса, она захлопала в свои финские ладошки. Азамат приблизился к ней на критическое расстояние и с криком "Асса!" продемонстрировал нечеловеческое сальто назад. Посол щелкнул пальцами: "Good job"!... Его жена поперхнулась вином - то ли от восторга, то ли от посольского щелчка. И только Марта скептически смотрела в пол своими зелеными глазами...
В какой-то момент я, подскользнувшись на зеркальном паркете, плюхнулся на задницу. Марта засмеялась. Я посмотрел на нее таким слегка изумленным взглядом и сказал: "Между прочим, это и есть то, что люди называют "НАСТОЯЩАЯ джигитовка"...
Если честно, это был совсем неплохой вечер. После танцев мы ели, пили и болтали. "У вас очень эмоциональные танцы", - сказала жена посла. "Угу. Еще какие", - сказал посол, проглатывая очередной "треугольник" осетинского пирога. "Жаль, что с кинжалами не получилось, - Азамат разговаривал с Ханной: Есть у нас такой танец. Танцующий замедляет темп и закладывает кинжалы за ворот бешмета сзади. В это время зрители со стороны подают ему еще два кинжала, которые танцор закладывает уже за ворот бешмета спереди. Затем подают еще два кинжала. Так, постепенно, у танцора набирается до 12 кинжалов - танцор закладывает их в рот, придерживая зубами, под шапку и так далее. Затем, танцуя, исполнитель постепенно сбрасывает кинжалы, вонзая их в землю в шахматном порядке". "В шахматном порядке?" - переспросила Ханна. "Именно так, в шахматном порядке, - сказал Азамат: "Хотите покажу?"...
Шутки шутками, а через пару месяцев посол отмечал свой юбилей в одном из осетинских ресторанов Москвы. Ко входу он подъехал на белом коне, в белой лохматой папахе и с накинутой на плечи белой буркой. По рассказам очевидцев исполнял какой-то дикий ритуальный танец, навязчиво называя его "осетинским"...
Вот только Марта так и не позвонила. Ни мне, ни Азамату. Ну и фиг с ней...
   

1 Бекуров...

Пью кофе на Невском и смотрю на проходящих девушек. Девушки проходят. А я сижу и смотрю. Девушки проходят и смотрят, как я пью кофе. По-крайней мере, мне кажется, что они смотрят на то, как я пью кофе. В действительности же они пялятся на совершенно другую штуку - мои зеленые носки. Казалось бы, ничего особенного - носки как носки. Ну зеленые, ну глупо смотрятся - с кем не бывает. Но что-то они в них находят. Наверное, когда я, наконец, пойму, что же, черт возьми, они находят в этих треклятых зеленых носках, мне будет легче расшифровывать те бесконечные ребусы, которые придумываются в их беспечных и сногсшибательных летних головах...
Ну и потом, я же не тупо смотрю на проходящих девушек. Я наблюдаю. Изучаю. Например, мне любопытно, откуда берутся вот эти вот тренды. Я понимаю, что люди листают журналы, ходят по магазинам и знают, что модно носить здесь и сейчас. Тем не менее, мне не совсем понятно, кто придумывает базовые штуки. И даже если я и узнаю, что есть реальная группа людей, которые их придумывают, каким образом эти "боги" внушают нам, что необходимо носить вот ЭТО и только ЭТО? Ну вот я смотрю телевизор и вижу красные мокасины на ногах Тима Рота. Мне нравится Тим Рот. Более того, мне совсем даже нравятся красные мокасины. Но, честно говоря, увидев Тима Рота в красных мокасинах, я, скорее, возьму такие же, но серые. Или зеленые. Потому что подсознательно хочу быть независимым и непохожим на других. Даже если абсолютно точно знаю, что это практически невозможно. Но, вот хоть убейте меня, мне совсем не хочется быть 3897 Тимом Ротом. Я, пожалуй, с удовольствием останусь тупым, скучным и некрасивым 1 Бекуровым. Почему? Ну хотя бы потому что волшебным девушкам плевать на копии - они при желании способны "подцепить" первоисточник. Соответственно, у 3897 Тима Рота шансы "замутить" с волшебной девушкой практически равняются нулю. У 1 Бекурова они тоже, конечно, нулевые, но здесь хотя бы есть надежда на некую уникальность... Не смейтесь - пару раз прокатывало...
Так вот, я смотрю на проходящих девушек. Большая часть проходящих девушек одета однотипно. Ну или, скорее, двутипно. Первый вариант - длинное красное (зеленое, синее) платье-гармошка. Второй вариант - короткие шорты с провисшими подкладками от карманов. Если честно, мне нравятся эти варианты. Но я сейчас совсем не об этом хочу трепаться...
Такая "скупость" вариантов совсем не повод смеяться и критиковать. Мы, в конце концов, еще не такие старые и уже не молодые люди, чтобы заниматься подобными штуками. Более того, есть в этом одна офигительная вещь. Одинаковые платья-гармошки и джинсовые шорты предоставляют нам уникальную возможность не зацикливаться на созерцании шмоток, а фокусировать свое внимание на действительно красивых деталях - улыбка, маленький извилистый шрам на бедре, загорелые плечи, веснушки. Ну и конечно - задница и груди...
Пью кофе на Невском и смотрю на проходящих девушек. Девушки проходят и смотрят, как я пью кофе. Пялятся на мои зеленые носки. Даже 53летняя женщина с пакетами "Дикси" в руках смотрит, не отрывая глаз...
"Молодой человек, извините, конечно, но у вас "молния" на джинсах разошлась"...

Рецепты Неудачника. Часть 2. Никколо Макиавелли

Завтрак "Никколо Макиавелли" - 2 лаваша на бутылку красного полусухого вина...
Любимейшей едой Никколо Макиавелли был свежий хлеб и вино. В те времена и в тех местах, где проживал этот, без сомнения, культовый персонаж, не было классической схемы суточного потребления еды и напитков (завтрак - ланч - ужин). Собственно, тогдашние итальяшки имели обыкновение голодать в течение дня и лишь где-то между общепринятыми в настоящее время ланчем и ужином обжираться разной вкуснятиной. В книжке Сомерсета Моэма о Макиавелли я наткнулся на занятный пассаж, в котором Никколо, собственно, ест. "Я провел утро за чтением одной занятной книги. Проголодавшись, отрывал кусочки хлеба и макал в красное вино. Нет ничего вкуснее хлеба, пропитанного красным вином"...
Не знаю почему, но мне как-то кажется, что фамилия "Макиавелли" произошла от глагола "макать"...